Category: наука

лиссс

(no subject)

Уже более полугода я почти што фрилансер. Работаю по договору, сказала штату прощай. Выгоревшую нервную систему иногда надо лечить)

Хорошие новости тут в том, что появилось время на чтение. На художественную литературу последнее время не тянет совершенно - то ли перечитала ее, то ли самые главные морально-нравственные ориентиры уже сформировались и потому большинство вопросов отпали... В общем хочется чего-то научного!

Совершенно случайно попала в руки книга "Империя инков", автор Юрий Березкин. Историк, археолог, этнограф, доктор, профессор - ну в общем все как полагается, научнее некуда.

Товарищи, а ведь индейцы - это тема! В частности их цивилизации. Столько параллелей с настоящим :) Тут тебе и про вертикаль власти и почему она ущербна и ведет к развалу империи (надеюсь, никто оттуда эти работы не прочтет, а то у нас и Чиполлино уже запрещают), и про то, откуда есть пошла власть в принципе, то бишь про эксплуатацию населения и усиление этой эксплуатации - а куда ж без этого. А еще у инков не было торговли, а было распределение, при этом в той же Мезоамерике торговля вполне себе была. Очень интересный экономический эксперимент)

В общем прочла на одном дыхании. Потом была книга того же Березкина про заселение Америки товарищами из Сибири. Тут меня порадовало, что и филологи могут сказать свое веское слово в данном историческом вопросе - распространение определенных мотивов в мифах может многое сказать о том, откуда кто пришел.

Еще понравилась книга про среднемасштабные общества Передней Азии и все той же Америки. Запомнился момент, что когда элита выделяется за счет престижных ценностей и сакрального знания - то привет монументальные здания, многочисленные ритуалы и сокровища в могилах. А когда идет контроль естественной экономики - то никаких сокровищ и больших ритуальных построек.

Сейчас начала читать книгу с интригующим названием "Голос дьявола" (про ритуалы и прочее). Это уже для широкого круга читателей, практически приключенческий роман. Я только в начале пути, но уже узнала, откуда взялось противостояние женщин и мужчин. Когда люди жили небольшими племенами, брать невесту из "родной деревни" было нельзя, экзогамия, значит. Это уже порождало недоверие между мужем и женой. Также мужчины проводили основное время в кругу себя - ну там всякие охоты-рыбалки-советы-праздники, само собой, товарищ был ближе и роднее какой-то там жены, которая "чужая" и на глаза попадается редко.

"Мужским" мир стал, конечно, очень рано. Вспомнилось из "Империи инков": когда инки захватывали различные поселения вокруг себя, мужчины этих поселений начинали питаться лучше, ибо для них постоянно устраивали пиршества и празднества. А женщин туда не пускали, поэтому они продолжали недоедать! Ох и плачет по тем временам феминизм :)

Кстати, в жж мне как-то советовали почитать пассионарную теорию Гумилева. Конечно, это все уже детский сад и никто такое всерьез не воспринимает, как впрочем, и множество других теорий, которые массово возникали уже в 19-м и на протяжении 20 века. Все же наука, та же археология, не говоря о таких методах, как радиоуглеродный, генетический, многое перевернула в представлениях о прошлом.

Часть книг Березкина можно скачать здесь, остальное качаю в интернете где найду, можно идти по списку книг профессора, если заинтересует.

П.С. Охотники за головами это тоже про индейцев! Сейчас данное явление чисто кадровый вопрос, а раньше с головы врага сдирали полностью кожу, высушивали ее - и получалась такая маленькая смешная головка. Вот вроде бы все это где-то было слышано и видено, но когда все по полочкам рассказывают и объясняют - это же совсем другой коленкор :) Очень, очень хороший автор, рекомендую!
Кот и сосиски

ЕДИНЫЙ ПРАЯЗЫК

Моногенез (теория происхождения всех языков из одного). Человечество использует около шести тысяч языков. В настоящее время все более популярна теория моногенеза: все языки имеют общие корни и появились в результате последовательных расхождений одного языка. Вопросом родства языков занимается сравнительно-историческое языкознание (или иначе лингвистическая компаративистика). Оно устанавливает степень родства между языками, реконструирует праязыки (предки современных языков) и т. д.

Сергей Анатольевич Старостин (1953-2005 гг.), российский лингвист, специалист в области компаративистики, считал, что «о доказательствах моногенеза говорить трудно, но есть много свидетельств»: «Есть такое направление, которое называется «глобальные этимологии». Что это такое?

Есть набор корней, которые так или иначе обнаруживаются по всему земному шару, конечно, опять-таки на уровне поверхностного сходства, но тем не менее они очень распространены. Есть довольно красивые примеры – мама и папа например. Многие считают, что это примеры так называемого элементарного родства, потому что это как бы одни из первых звуков детской речи – губные согласные «м», «п». Но есть чрезвычайно распространенное слово – название старшего брата «ака» или «кака». В массе языковых семей есть термин для старшего брата именно такого типа, и наличие его очень трудно объяснить звукоподражанием. Вполне возможно, что подобные слова могут восходить к очень древним истокам.

Есть очень много и других слов, скажем, есть корень, обозначающий «лист»: английское «leaf», в русском это «лепесток», индоевропейский корень «леп» или «лоп». Этот корень обнаруживается практически по всему миру именно со значением «лист». Есть и сино-тибетский, и северно-кавказский, и афразийский, и австралийский, и везде звучит типа «лапо», «леп». Это уже совершенно недетское слово, явно не звукоподражательное и, тем не менее, всплывает в столь далеких языковых семьях.

Таких глобальных этимологий найдено довольно много, и я не могу объяснить это явление иначе, как предположив, что это слова, которые восходят к какому-то общему источнику. Постоянно копятся свидетельства в пользу этого предположения» (см. С. А. Старостин. У человечества был единый праязык. Знание – сила. М., 2003. №8).

Гипотеза моногенеза в настоящее время прорабатывается международной группой учёных в рамках проекта «Evolution of Human Languages» в Университете Санта-Фе (США).

Возраст, место возникновения и особенности праязыка. По лингвистическим и палеонтологическим данным, возраст единого языка – не более 40-50 тысяч лет. Позднепалеолитический общий язык человечества получил условное название Турит («протобашенный», то есть до Вавилонского столпотворения). Исходя из теории моногенеза, языковая история выглядела так: язык распадается на диалекты, диалекты в свою очередь становятся отдельными языками; эти отдельные языки также распадаются на диалекты, которые потом становятся отдельными языками, и так далее. То есть с ходом времени различия между языками увеличиваются.



Считается, что Турит возник в Африке. Доводы в пользу этой теории.
1) Современные палеоантропологи помещают родину человечества в Южную и Восточную Африку. Именно здесь 200 или 100 тысяч лет назад (точная дата все еще обсуждается) возникла и отсюда же около 60-50 тысяч лет назад начала осваивать новые земли группа новых, возможно, уже говорящих существ – Homo sapiens.
2) В языках некоторых африканских племен (племена Хадзабе и Сандаве, живущие вблизи озера Эйяси в Танзании, а также племена Мбути в Республике Конго, пигмеи Биака из Центрально-Африканской республики, охотничье-собирательские племена Сан, Кхве и Джутванси из южноафриканской пустыни Калахари и др.) есть множество щелкающих звуков (так называемых кликс – от англ. click «щёлкать»). Они выполняют не только роль сигналов во время коллективной охоты, но и роль своего рода «слов», причем такие слова-щелчки составляют до 40 процентов всего лексикона. Языки такого рода лингвисты называют «щелкающими» и выделяют их в особую группу – группу койсанских языков (общее число говорящих – около 370 тыс. человек).

Чем интересна группа щелкающих языков? По мнению специалистов-языковедов, щелканье относится к категории таких звуков, которые в ходе обычной языковой эволюции заменяются сочетанием нещелкающих согласных, при этом обратный процесс не происходит практически никогда. Это означает, что если бы у этих племен сначала возник обычный, нещелкающий язык, он никогда бы не стал впоследствии щелкающим (см. Р. Нудельман. Язык предков. Знание – сила. М., 2003. №8).

С. А. Старостин также считал, что гораздо легче предположить, что щелкающие звуки были утрачены один раз – при отделении первой «некликсовой» ветви, чем предполагать позднейшую независимую утрату щелкающих звуков во всех языковых областях. И тогда нужно считать, что первым дроблением человеческого языка было разделение на кликсовую и некликсовую ветви.

Итак, можно предположить, что праязык человечества возник в Африке и был «щелкающим». Данная гипотеза также подкрепляется аргументами из арсенала молекулярной генетики.

Владимир Иванович Беликов (род. 1950 г.), российский лингвист, этнограф, в своей работе «Поток лингвистического сознания на тему лингвогенеза» говорит об ограниченных возможностях сравнительно-исторического языкознания. Модель языковой истории в компаративистике подразумевает непрерывную, довольно медленную языковую эволюцию, не допуская смешения неродственных или отдаленно родственных языковых традиций. Но у нас есть примеры того, как языковые традиции могут переплетаться замысловатым образом.

Сравнительно-историческое языкознание не работает в случае креолов. Креолы – это смешанные языки, образовавшиеся из пиджинов. Пиджины возникают тогда, когда контактирующие народы не владеют языками друг друга и для простейшей коммуникации создают упрощенный язык с элементарной грамматикой и словарем в несколько сотен слов. Большая часть словаря заимствуется из одного из контактирующих языков (такой язык называют лексификатором). Если тематика общения достаточно широка, в пиджине постепенно увеличивается словарь и усложняется грамматика. Иногда возникают смешанные языковые коллективы, в которых единственным общим языком является пиджин. Новому поколению бессмысленно учить родные языки своих родителей (их может оказаться довольно много), и оно с детства во всех случаях пользуется только пиджином (этот процесс называется креолизацией пиджина). В итоге возникает новый народ и новый полноценный язык, о генетических связях которого с языком-лексификатором можно говорить лишь условно.

Нет никакой гарантии, считает Беликов, что сходные процессы не происходили тысячу или пять тысяч лет назад там, где мы не располагаем никакими свидетельствами языковой истории.

Однако проследить ветвление языков вспять можно лишь, по мнению самих же лингвистов, лишь на 5 тысяч лет назад, иногда на 10 тысяч, так как не говоря уже о скудости доступных сравнительных данных языки меняются (и расходятся) крайне быстро. К примеру, английский всего лишь тысячу лет практически совпадал с тогдашним северогерманским. (Столь же быстро они исчезают - многие ныне существующие языки, особенно в Африке и Океании, обречены исчезнуть в течение ближайших 100 лет.)